Золото революции: кто на самом деле финансировал Октябрьский переворот?

Источник:  vlasti.net  /  11:23, 21 Июня 2017

В апреле 1921 года в газете «Нью-Йорк Таймс» сообщалось, что на счет Ленина в одном из швейцарских банков только в 1920 году поступило 75 миллионов франков, на счетах Троцкого было 11 миллионов долларов и 90 миллионов франков, Зиновьева и Дзержинского — по 80

Источники финансирования русской революции 1917 года и ее главных идеологов занимали историков на протяжении многих лет. Интересные факты были обнародованы в 2000-е годы, после того, как рассекретили некоторые документы из немецких и советских архивов. Исследователи биографии Владимира Ульянова (Ленина) не раз отмечали, что вождь мирового пролетариата не был щепетильным в вопросе получения денег на раздувание «революционного пожара». Кому было выгодно разжигание гражданской войны в России, как немецкие и американские банкиры финансировали большевиков — читайте в нашем материале.

Внешний интерес

Одной из главных причин начала революционных волнений в России в начале XX века стало участие страны в Первой мировой войне. Не имевший на тот момент аналогов международный вооруженный конфликт был следствием усилившихся противоречий между крупнейшими колониальными державами, сформировавшимися в Антанту (Великобритания, Франция, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия).

Сторонники теории заговоров отмечают также, что у британских и американских банкиров и промышленников был свой интерес в этой войне — разрушение старого мирового порядка, свержение монархий, развал Российской, Германской и Османской империй и захват новых рынков.

Впрочем, удары по российскому самодержавию из-за рубежа наносились еще до глобального мирового конфликта. В 1904 году началась Русско-японская война, деньги на которую Стране восходящего солнца ссудили американские банкиры — Морганы, Рокфеллеры. Японцы в 1903—1904 годах сами тратили огромные суммы на различные провокации политического толка в России.

Но и здесь не обошлось без американцев: колоссальную по тем временам сумму в 10 миллионов долларов ссудила банковская группа американского финансиста еврейского происхождения Якова Шиффа. Будущие вожди революции не брезговали этими деньгами, руководствуясь принципом «враг моего врага — мой друг». Врагами при этом были все, кто противостоял в России реакционным силам.

Разрушительные процессы

В результате войны с японцами Российская империя проиграла борьбу за доминирование на Дальнем Востоке и в Тихом океане. Согласно условиям заключенного в сентябре 1905 года Портсмутского мира, Японии отходил Ляодунский полуостров вместе с веткой Южно-Маньчжурской железной дороги, южная часть острова Сахалин. Кроме того, Корея была признана сферой влияния Японии, русские вывели свои войска из Маньчжурии.

На фоне поражений Российской империи на полях сражений в стране зрело недовольство внешней политикой и социальным устройством государства. Разрушительные процессы внутри российского общества начались еще в конце XIX столетия, но лишь в начале XX века набрали силу, способную сокрушить империю, без одобрения которой еще недавно «не могла выстрелить ни одна пушка в Европе».

Генеральная репетиция революции 1917 года состоялась в 1905-м после известных событий 9 января, вошедших в историю как Кровавое воскресенье — расстрел императорскими войсками мирной демонстрации рабочих во главе со священником Гапоном. Стачки и многочисленные выступления, волнения в армии и на флоте вынудили Николая II учредить Государственную думу, что несколько разрядило обстановку, но в корне проблемы не решило.

Война пришла

К 1914 году, началу Первой мировой войны, реакционные процессы в России уже носили системный характер — по всей стране развернулась большевистская пропаганда, издавалась многочисленные антимонархические газеты, печатались революционные листовки, стачки и митинги рабочих приобретали массовый характер.

Глобальный вооруженный конфликт, в который оказалась втянута Российская империя, сделал невыносимым и без того непростое существование рабочих и крестьян. В первый год войны выпуск и продажа товаров народного потребления сократились в стране на четверть, во второй — на 40%, в третий — более чем вполовину.

За военные годы снизилась более чем вдвое, обувь и одежда подорожали за это время в 3−4 раза. К 1917 году рацион питания рабочих на заводах и фабриках стали именовать «голодным».

«Таланты» и их поклонники

К февралю 1917 года, когда «народные массы» в Российской империи окончательно созрели для свержения самодержавия, Владимир Ленин (Ульянов), Лев Троцкий (Бронштейн), Матвей Скобелев, Моисей Урицкий и другие вожди революции уже много лет жили за границей. На какие же деньги все это время существовали на чужбине, причем весьма недурно, идеологи «светлого будущего»? И кто спонсировал вождей пролетариата помельче, оставшихся на Родине?

Не секрет, что радикальное большевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) добывало деньги на борьбу с буржуями-капиталистами далеко не всегда законными методами, вернее сказать, зачастую незаконными. Помимо пожертвований от альтруистов и провокаторов, таких как крупный промышленник Савва Морозов или дядя Троцкого банкир Абрам Животовский, обычным для большевиков делом были экспроприации (или, как их называли, «эксы»), то есть грабежи. В них, кстати, принимал активное участие будущий советский лидер — Иосиф Джугашвили, вошедший в историю под фамилией Сталин.

Друзья революции

С началом Первой мировой войны начинается новый подъем революционного движения в России, питаемый в том числе деньгами из-за рубежа. В этом помогали родственные связи действовавших в России революционеров: у Свердлова в США жил брат-банкир, дядя скрывавшегося за границей Троцкого — ворочал миллионами в России.

Важную роль в развитии революционного движения сыграл Израиль Лазаревич Гельфанд, больше известный как Александр Парвус. Он был выходцем из Российской империи, имел связи с влиятельными финансовыми и политическими кругами Германии, а также с немецкой и английской разведкой. По некоторым данным, именно этот человек одним из первых обратил внимание на русских революционеров Ленина, Троцкого, Маркова, Засулич и других. В начале 1900-х он помогал выпускать газету «Искра».

Очередным верным «другом русских революционеров» стал один из лидеров австрийской социал-демократии Виктор Адлер. Именно к нему в 1902 году направился сбежавший из сибирской ссылки Лев Бронштейн, бросивший на Родине жену с двумя маленькими детьми. Адлер, впоследствии разглядевший в Троцком гениального демагога и провокатора, снабдил гостя из России деньгами и документами, благодаря чему будущий нарком по военным и морским делам РСФСР успешно добрался до Лондона.

Там в это время под фамилией Рихтер жили Ленин и Крупская. Троцкий ведет пропагандистскую деятельность, выступает на собраниях социал-демократических кружков, пишет в «Искру». Спонсорами острого на язык молодого журналиста выступает партийное движение и состоятельные «соратники по борьбе». Год спустя Троцкий-Бронштейн в Париже встречает свою будущую гражданскую жену — уроженку Одессы Наталью Седову, также увлекавшуюся марксизмом.

Весной 1904 года Троцкого приглашает к себе в гости в имение под Мюнхеном Александр Парвус. Банкир не только вводит его в круг европейских сторонников марксизма, посвящает в планы мировой революции, но и разрабатывает с ним идею создания Советов.

Парвус также одним из первых предскажет неизбежность Первой мировой войны за новые источники сырья и рынки сбыта. Троцкий, к тому времени ставший заместителем председателя Петербургского совета рабочих депутатов, вместе с Парвусом принимал участие в революционных событиях 1905 года в Петрограде, которые, к их огорчению, так и не привели к свержению самодержавия. Оба были арестованы (Троцкого приговорили к вечной ссылке в Сибирь) и оба вскоре бежали за границу.

После событий 1905 года Троцкий обосновался в Вене, щедро спонсируемый своими друзьями-социалистами, жил на широкую ногу: сменил несколько шикарных квартир, стал вхож в высшие социал-демократические круги Австро-Венгрии и Германии. Еще одним спонсором Троцкого стал немецкий теоретик австромарксизма Рудольф Гильфердинг, при его поддержке Троцкий издавал в Вене реакционную газету «Правда».

Деньги не пахнут

Во время начала Первой мировой войны Ленин и Троцкий находились на территории Австро-Венгрии. Их, как российских подданных, чуть было не арестовали, но за вождей революции вступился Виктор Адлер. В результате оба выехали в нейтральные страны. Германия и США к войне готовились: в Америке к власти пришел близкий воротилам финансового мира президент Вудро Вильсон и была создана Федеральная резервная система (ФРС), во главе немецких спецслужб поставили бывшего банкира Макса Варбурга. Под контролем последнего в Стокгольме в 1912 году был создан «Ниа-банк», позднее финансировавший деятельность большевиков.

После неудавшейся революции 1905 года какое-то время революционное движение в России оставалось почти без «подпитки» из-за границы, а пути его главных идеологов — Ленина и Троцкого — разошлись. Значительные суммы стали поступать после того, как Германия увязла в войне, и вновь во многом благодаря Парвусу. Весной 1915 года он предложил германскому руководству план разжигании в Российской империи революции, чтобы вынудить русских выйти из войны. В документе описывалось, как организовать антимонархическую кампанию в прессе, вести подрывную агитацию в армии и на флоте.

План Парвуса

Ключевая роль в плане свержения самодержавия в России отводилась большевикам (хотя окончательное размежевание в РСДРП на большевиков и меньшевиков произошло только весной 1917 года). Парвус призывал «на фоне проигрываемой войны» направить негативные чувства российского народа против царизма. Он также одним из первых предложил поддержать сепаратистские настроения на Украине, заявляя, что образование независимой Украины «можно рассматривать и как освобождение от царского режима, и как решение крестьянского вопроса». План Парвуса стоил 20 миллионов марок, из которых германское правительство в конце 1915 года согласилось ссудить миллион. Какая сумма из этих денег дошла до большевиков, неизвестно, поскольку, как небезосновательно полагали в германской разведке, часть денег была прикарманена Парвусом. Часть этих денег точно дошла до революционной кассы и была израсходована по назначению.

Известный социал-демократ Эдуард Бернштейн в статье, опубликованной в 1921 году в газете «Форвертс», утверждал, что Германия выплатила большевикам более 50 миллионов золотых марок.

Двуликий Ильич

Керенский утверждал, что соратникам Ленина из кайзеровской казны поступило в общей сложности 80 миллионов. Средства перечислялись в том числе через «Ниа-банк». Сам Ленин не отрицал, что брал деньги у немцев, но конкретных сумм никогда не называл.

Тем не менее в апреле 1917 года большевики издавали 17 ежедневных газет общим еженедельным тиражом 1,4 миллиона экземпляров. К июлю количество газет увеличилось до 41, а тираж вырос до 320 тысяч в день. И это не считая многочисленных листовок, каждый тираж которых обходился в десятки тысяч рублей. Тогда же Центральный Комитет партии приобрел типографию за 260 тысяч рублей.

Правда, были у большевистской партии и другие источники дохода: помимо уже упоминавшихся грабежей и разбоя, а также членских взносов самих партийцев (в среднем 1−1,5 рубля в месяц), деньги приходили с совершенно неожиданной стороны. Так, генерал Деникин докладывал, что командующий Юго-Западным фронтом Гутор открыл кредит в 100 тысяч рублей на финансирование большевистской прессы, а командующий Северным фронтом Черемисов субсидировал из казенных денег издание газеты «Наш путь».

После Октябрьской революции 1917-го финансирование большевиков по разным каналам продолжилось.

Сторонники теории заговоров утверждают, что материальную поддержку русским революционерам оказывали структуры крупных финансистов и банкиров-масонов вроде Рокфеллеров и Ротшильдов. В документах секретной службы США, датированных декабрем 1918 года, отмечалось, что крупные суммы для Ленина и Троцкого шли через вице-президента ФРС Пола Варбурга. Еще миллион долларов руководители ФРС попросили у финансовой группы Моргана — для экстренной поддержки советского правительства.

В апреле 1921 года в газете «Нью-Йорк Таймс» сообщалось, что на счет Ленина в одном из швейцарских банков только в 1920 году поступило 75 миллионов франков, на счетах Троцкого было 11 миллионов долларов и 90 миллионов франков, Зиновьева и Дзержинского — по 80 миллионов франков (документов, подтверждающих или опровергающих эту информацию, нет).

 
Наверх