Жизнь вблизи Донецкого аэропорта: поселок «Октябрьский»

Источник:  donbass.ua  /  11:31, 31 Мая 2017

Когда-то многолюдный шахтерский поселок за три года боевых действий превратился в пустую окраину, где оставшиеся люди ежедневно слушают звуки залпов, взрывов и автоматной трескотни

Для жителей поселка шахты «Октябрьская» (Донецк, район аэропорта) время, кажется, остановилось весной 2014 года. А точнее – после 26 мая, когда НВФ* захватили Донецкий аэропорт. Когда-то многолюдный шахтерский поселок за три года боевых действий превратился в пустую окраину, где оставшиеся люди ежедневно слушают звуки залпов, взрывов и автоматной трескотни. Где единственный автобус раз в полчаса отвозит и увозит пассажиров на железнодорожный вокзал – в цивилизацию. Где на сгоревшем еще три года назад от обстрела рынке все еще что-то продают, а единственный работающий магазин – хлебный, пишет «Сегодня.ua». Шахта затоплена, провода срезаны
«Власти ДНР» обходят вниманием несчастный поселок. Хотя и заявляют, мол, дома ремонтируются, уехавшие жители возвращаются, жизнь налаживается. При этом шахта «Октябрьский рудник» затоплена, троллейбусные провода срезаны подчистую, а дома все так же зияют дырами или в лучшем случае – окнами, закрытыми пленкой или картоном.
«Когда-то здесь было много детей, в квартале было два детских садика, мои дети ходили в один из них. Площадки были забиты детьми, дорога шумела – и автобусы, и маршрутки, и троллейбусы и даже цыгане на конных повозках ездили. Жизнь шла спокойно, мы и знать не знали, что нас придут "защищать". Теперь после таких "защитников" с автоматами в моей квартире нет ни одного целого окна…», – вспоминает дончанка Ирина.
Жители Октябрьского утверждают – помощи они не видят, восстанавливают квартиры своими силами. «У меня в квартиру был прилет, и теперь вместо двух комнат – одна большая и разваленная. Я писала десятки заявлений на восстановление, и везде мне отвечали: "Ваши заявления на рассмотрении". Третий год "рассмотрения" пошел, а я живу на даче. И я разговариваю с людьми – они тоже говорят, что им никто ничего не делает. В двух домах на Кремлевском проспекте починили крышу и восстанавливают там же еще один дом. Вот и все, что сделано», – делится жительница дома по проспекту Колхозному Елена.
Иногда на Октябрьском устраивают продуктовые ярмарки, а еще – привозят концертные коллективы, которые песнями и плясками должны взбодрить «приунывших от войны» жителей. О приезде «культмассектора» свидетельствуют развешанные по столбам объявления. Однако певцам и танцорам не удается компенсировать горечь от нищеты, разрухи, постоянных взрывов и полной бесперспективности жизни у тех, кто остался на Октябрьском. «Просим помолиться, чтобы не было обстрелов и дождя», – просят жителей организаторы концертов.
Сажают цветы и гоняют мародеров
Люди продолжают жить даже в разбитых домах. «Многие, конечно, уехали. Кто-то снимает квартиру, кто-то переехал к знакомым в другую часть города, а кто-то уехал навсегда. В нашем подъезде уехали почти все соседи!» – говорит житель дома на Кремлевском проспекте Михаил Сергеевич.
«Выживаем с трудом: тепло в батареях идет еле-еле, с водой и электричеством перебои. Окна у нас заделаны фанеркой, на новые денег попросту нет. Зимой живем только в спальне – она самая маленькая и ее проще обогреть с помощью радиаторов. Эту зиму мы прожили еще хорошо, не приходилось спускаться ночевать в подвал. А ведь в 2014-м и 2015-м мы могли с женой в подвале и неделю просидеть. Иногда даже терялись то ли день, то ли ночь уже за окном. Сейчас мы уже по-другому относимся к обстрелам, с безразличием, что ли. Будь что будет...», – продолжает мужчина.
Рядом с разбитым подъездом Михаил Сергеевич аккуратно высаживает новые саженцы «чорнобривцив». Бывший шахтер признается, что перед соседями стыдно будет, если запустит клумбу.
«Иногда соседи приезжают свои квартиры проведать. А как же я им в глаза буду смотреть, если допущу, что дорога домой сорняком зарастет? Я ведь и весь мусор тут сам убираю, и за цветами слежу, и мародеров как могу гоняю. Хотя как гоняю – больше пугаю стуком. Сколько мы жаловались, сколько писали – толку нет», – жалуется Михаил Сергеевич.
Ничего не меняется
Удивительно, но горбольница № 21, которая находится на Кремлевском проспекте, не закрывалась ни разу за последние три года, даже в дни тяжелых обстрелов. В мирное время лечебница была дежурной хирургией Донецка, куда «скорые» привозили внеурочных кандидатов на срочные операции. В поликлинике, несмотря на утро, никого нет. Врачи принимают только по талонам, да и то не все. В регистратуре робко что-то выясняет глубоко пожилая женщина, медсестра отрицательно качает головой. Старушка понуро идет к выходу.
«Понуро» – пожалуй, самое подходящий ответ на вопрос «как выглядят и чувствуют себя» жители Октябрьского. Четвертый год для них все радости жизни сосредоточились в наличии воды и электричества. Есть тепло и газ – радость. Квартира не пострадала при обстреле – счастье. Все родные живы и здоровы – беспредельное счастье.
«Да, у нас здесь своего рода зона отчуждения какая-то. Мы поняли, что никому не нужны и приходится самим бороться за жизнь. А жизни нет», – с горечью говорит житель поселка Александр.
«Есть разрушенный бассейн "Дельфин", есть затопленная шахта, сожженный рынок, разрушенный Путиловский мост. Есть 15-е кладбище, куда закрыт вход, а мы четвертый год не были на могилах близких людей. И ничего не меняется…», – резюмирует мужчина.

Наверх