Зэки или рабы: как живут заключенные в колониях "лнр"

Источник:  sprotyv.info  /  16:28, 13 Июня 2017

Удивительно, но те, на кого террористы возлагали большие надежды на пополнение своих рядов, предпочли заключение. А вот российские зэки, наоборот, массово пополняли и пополняют ряды "добровольцев", так как лучше умереть на свежем воздухе, чем сгнить в российских тюрьмах, говорят они собратьям

В оккупации остались не только мирные граждане, но и исправительные колонии. Удивительно, но те, на кого террористы возлагали большие надежды на пополнение своих рядов, предпочли заключение. 

А вот российские зэки, наоборот, массово пополняли и пополняют ряды "добровольцев", так как лучше умереть на свежем воздухе, чем сгнить в российских тюрьмах, говорят они собратьям. Кстати, несколько заключенных с еще не погашенной судимостью в РФ, совершив очередной разбой и убийство на Донбассе, оказались в исправительной колонии так называемой "лнр". Так вот они были удивлены чистотой, наличием света, газа, тепла, кормлению и даже наличию интернета. А местные зэки и "охранники" террористы приходили в ужас и уныние, слушая их рассказы о тюрьмах России.

Жаль, что государство как-то прохладно отнеслась к заключенным, оставшимся в оккупации и не часто вносит их в списки обмена, хотя те, кто сейчас находится в исправительных колониях ОРДиЛО и был осужден еще по украинскому законодательству (ведь в колониях уже много осужденных по законам "л-днр") предпочли бы продолжение отбывания наказания в Украине, чем в оккупации.

Жизнь зэка в оккупации, это фактически жизнь призрака. Бесправие. Беззаконие. И даже, если он выходит на свободу, он все равно становится человеком-призраком. Ведь документы у него - "л-днр". Многие предпочитают идти "сдаваться" на КПВВ, выбирая еще один этап прохождения проверок правоохранительных органов, досидку, суды, жизнь в зоне. И, думаю, не стоит бросаться обвинениями, если человек сдался нашим военным, имея справку о "выпуске" с печатью "л-днр". У них просто нет выбора. 

Зэка из колонии могут забрать на копку окопов. И даже на разминирование. Поэтому в карцер попадать никто не хочет, правила и режим никто не нарушает. Карцер-приговор-фронт. 

Женские колонии шьют камуфляж. Мужские делают гробы, кресты, ножи, ремонт техники террористов. 

Есть привилегированные зэки. Это мастера - резчики, оружейники, чеканщики, золотники и фальшивомонетчики. Они и до войны жили хорошо, принося начальникам колонии миллионные барыши. Сейчас их продукция так же идет в РФ, Кавказ, и даже на экспорт.

Работают зэки сейчас и на ремонте и постройке домов начальству и террористам. Но и это было до войны. Начальники колоний на Луганщине это фактически феодалы с личными рабами. Так же бесплатную работу зэка применяют для уборки городов, ремонта дорог, и даже продают "рабов" на каменные карьеры как в "лнр", так и в Ростов.

Из-за нехватки, а вернее, отсутствия финансирования, зэки сейчас и уборщики помещений, и повара, и даже электрики. 

В Брянковской исправительной колонии № 11 при проведении электро-ремонтных работ погибли двое зэков-химиков, которые выполняли ремонт электропроводки без навыков электромонтера.

При проведении ремонтных работ по устранению неполадок в электросети, металлическая лестница, на которой они стояли, соприкоснулась с оголенной линей электропередач, в результате чего они мгновенно погибли. Один из погибших сидел за убийство, второй за хулиганство.
Еще один заключенный умер в больнице. В отношении руководства колонии, допустившего гибель заключенных, уголовное производство не открывалось. Наказания никто не понесет. В зоне-то и обычные люди без прав и никому не нужны, а тут всего лишь, какие-то зэка. 

Права и свободы есть только у оккупанта и местных коллаборантов-террористов. 

Олена Степова, для «ИС»

Наверх