Сегодня 6-я годовщина освобождения Лисичанска от боевиков

Источник:  v-variant.com.ua  /  10:08, 24 Июля 2020

“Князевы. 22 июля, 15:00. Живы”: как освобождали Лисичанск от оккупации боевиков

24 июля 2014 над Лисичанским городским советом снова поднят украинский флаг. Национальная гвардия и Вооруженные силы Украины в рамках антитеррористической операции освободили город от незаконных вооруженных формирований.

 

Сама операция по освобождению Лисичанска осуществлялась под командованием полковника Забродского, комбрига 95-й бригады. В этой операции принимали участие 1-я БТГр 95-й бригады, 1-я и 2-я БТГр 24-й бригады, БТГр 51-й бригады и батальон «Донбас». Они заходили с запада, юга и юго-запада. Сверху от Рубежного и Северодонецка участвовали 3-я БТГр 51-й бригады и Национальная гвардия. Задачи непосредственно «Донбасу» ставились через Национальную гвардию.

 

Оборона Лисичанска представляла собой оборудованные позиции на высотках под контролем незаконных вооруженных формирований. Северодонецк и Лисичанск были насыщены сепаратистами. В городах были установлены блокпосты, в окнах жилых домов организованы огневые точки.

 

 

 

Сначала была поставлена задача 1-й БТГр 24-й бригады, проводя рейдовые действия, выйти на западную окраину Лисичанска и выставить блокпосты, начиная от Щепиловки и по всей западной окраине Лисичанска, что она, собственно, и сделала. На её место зашла 3-я БТГр 51-й бригады, которая должна была занять эти блокпосты. 1-я БТГр должна была после этого перегруппироваться и участвовать в зачистке Лисичанска. Одновременно с 1-й БТГр 24-й бригады южнее действовали подразделения 95-й бригады. Они тоже должны были провести рейдовые действия и выйти на южные окраины города и затем с юга начать его зачистку. 24-я должна была это делать с севера, 95-я – с юга. Сил для полного окружения Лисичанска не хватало, потому решили захватывать город кусками, выдавливая противника. «Донбас» заходил по двум направлениям с юга вместе с 95-й, осуществлял зачистку Лисичанска по направлению к центру.

 

 

 

В эти же дни было предпринято сужение круга изоляции северной стороны, подразделения 51-й бригады вышли на рубеж Рубежное/Вороново и с подразделениями Нацгвардии зачистили Северодонецк. Это было сделано быстро; так как там не было крупных формирований, вся операция была выполнена за один день. Но, к сожалению, не без потерь. Последующая задача 51-й бригады состояла в захвате мостов через Северский Донец для того, чтобы ВСУ и Нацгвардия могли беспрепятственно пройти в город. Они должны были заходить по двум мостам и вместе с 1-й БТГр 24-й бригады зачищать город, с севера к центру выдавливать сепаратистов.

 

 

 

Во время проведения рейдовых действий противник укрепил свои высоты. Особенно стоит выделить укрепрайон под Верхнекаменкой, когда подразделения 1-й БТГр 24-й бригады столкнулись с укрепрайоном из трёхкилометрового железнодорожного состава, приваренного к рельсам. Обойти его было трудно, вокруг местность была заминирована, под составом тоже были растяжки, а на господствующей высоте по обратную сторону находились огневые позиции сепаратистов, которые не давали возможности разблокировать путь. В последующем некоторым группам таки удалось обойти этот состав, а в одном месте они сделали проход и укрепрайон через семь часов был захвачен. После этого украинские подразделения вышли на западные околицы Лисичанска.

Также стоит упоминания факт, что возле Белогоровки 95-й бригадой был обнаружен туннель, который тянулся на несколько километров и выход из него был на юго-востоке. Боевики могли по этому переходу перебегать с одного места в другое скрытно. Видимо, это один из технических туннелей, которые были построены при Лисичанском НПЗ, и который был использован для своих целей.

 

И вот 19 июля началась зачистка Лисичанска 24-й БТГр с севера и 95-й бригадой – с юга. С ними в город также зашли отдельные подразделения 51-й БТГр и Нацгвардия с «Донбасом».

 

Противник не хотел покидать город. Там ВСУ, Нацгвардия и «Донбас» наткнулись на ожесточённое сопротивление. Снайперы сепаратистов сидели в жилых высотных домах и работали по группам зачистки. Первыми шли штурмовые отряды Нацгвардии и снайпера просто выбивали командиров. Определяли их по рациям и по характеру действий (как правило, командиры всегда рядом с радиостанциями, вот они и стали приоритетной целью). Но войска быстро углублялись в город, зачищая улицы от НВФ, сепаратисты не смогли удержать этот штурм. База Мозгового на стекольном заводе была взята штурмом, часть боевиков сбежали.

 

На перекрёстках Лисичанска также были расставлены блокпосты сепаратистов, которые приходилось разбивать танками, подавлять стрелковым оружием и гранатомётами. Всего на зачистку Лисичанска было потрачено буквально несколько дней. Все подразделения показали себя хорошо, немного омрачил случай с мародёрством «Донбаса», после которого часть «донбасовцев» была обезоружена 95-й бригадой и вывезена с Лисичанска.

 

После зачистки Лисичанска 24 июля 2014 года в 22 часов 20 минут над зданием Городского совета города Лисичанска Луганской области был поднят Государственный флаг Украины. Лисичанск стал Украиной. И останется ею с тех пор.

 

В горсовете Лисичанска уже поблагодарили освободителей и поздравили жителей с этой знаменательной датой: "Спасибо всем, кто своим мужеством и героизмом вернул спокойствие в наш город и подарил надежду на мир в Украине. Уважаемые лисичане! Здоровья и благополучия, согласия и мирного неба. И пусть добрые мысли и дела, взаимоуважение и единство идут на благо родного города и Украины!"

 

Память павших защитников у памятного знака воинам-освободителям Лисичанска минутой молчания почтили сотрудники Территориального управления Службы судебной охраны в Луганской области.

 

 

 

"Кланяемся памяти мужественных героев, которые стали образцом воинского мужества, примером самоотверженного служения Родине, настоящими героями и борцами за независимость Украины, всем тем, кто выполнил свой конституционный долг по защите Отечества ценой своей жизни! Гордимся и благодарим! Слава Украине!"

 

Жизнь в подвалах, отсутствие света, газа и питьевой воды, слезы радости, при виде украинского флага... Про оккупацию Лисичанска и освобождение города от пророссийских боевиков  — в воспоминаниях очевидцев 

 

24 июля 2014 года украинские защитники освободили Лисичанск Луганской области от оккупации боевиков.

 

Как это было “Восточный вариант” узнал у очевидцев — местной жительницы, прошедшей оккупацию, и добровольцев, которые освобождали город. Рассказываем два взгляда на одни и те же события. 

 

“Нам “повезло” очутиться в самом центре событий”

 

 

Фото Lisonline / иллюстративное 

 

Татьяне Князевой было 59, когда в ее дом пришла война. Женщина с мужем живет на окраине Лисичанска около стекольного завода “Пролетарий”. Именно там разместились боевики Мозгового, которые контролировали город. За несколько километров от дома Татьяны на старом терриконе расположились “кадыровцы”. 

 

“Каждый вечер, примерно в 11 часов, боевики ставили на железнодорожную платформу зенитную установку и ездили по кругу. От завода (“Пролетарий”) к шахте “Мельникова”. И начинали стрелять в разные стороны. Поэтому, когда началась операция по освобождению, нам было не понятно, что происходит. Я уже узнала, что нас начали освобождать, когда мне позвонил брат из Киева и позвонила родственница из Северска. Уже тогда Северск начали освобождать. Оно все гремело, мы слышали”, — рассказывает Татьяна. 

 

В понедельник 21-го июля, рассказывает Татьяна, уже стало по-настоящему жарко. Снаряды рвались очень близко от их с мужем дома. Но супруги не могли выехать. Татьяна ухаживала за больной матерью. 

 

“Мой муж работал в Антраците и каждые выходные приезжал домой. В понедельник ему снова нужно было на работу. Но стало уже очень тревожно. И я его попросила не ехать на работу. Так получилось, что туда он так и не поехал. Антрацит остался на “той стороне”, — вспоминает она.

 

Практически пять дней Татьяна Князева с мужем провели в подвале собственного дома. Сначала работала артиллерия с двух сторон. 

 

“Помню, напекла пирожков… Мы этими пирожками практически все время и питались. Когда обстрелы поутихнут, выбежим на огород, соберем помидоров и с пирожками едим. В тот июль хороший урожай помидоров был. От свечей было душно, а в темноте — никак. И тут муж вспомнил, что на огороде есть садовые фонарики, которые заряжаются от солнечных батарей. Вот ими и подсвечивали. К тому времени у нас не было ни газа, ни света, ничего”, — рассказывает Татьяна. 

 

Позже ВСУ, батальон “Донбасс” и Нацгвардия уже “зачищали” город. Заходили военные со стороны Бахмутской трассы. Ехали мимо дома Князевых. 

 

“Они” уже убегали

 

 

Фото ZIK.ua

 

Виталий Аверин заходил в Лисичанск в составе добровольческого батальона “Донбасс”. Они помогали вооруженным силам с зачисткой города в качестве пехоты. 

 

“У нас два раненых в батальоне было. Мы, получается, при поддержке танковой роты бронетехники заходили у двадцатьчетверки. Там погибло два парня. У нас в батальоне “Донбасс” ранены два человека было осколочными”, — рассказывает доброволец. 

 

В то же время в Лисичанске от пули снайпера погиб полковник Нацгвардии Александр Радиевский. 

 

Вместе с Виталием заходил в Лисичанск еще один доброволец. Он продолжает нести службу уже в Донецкой области, поэтому в целях безопасности его имя редакция “ВВ” оставит в тайне. “Доброволец” рассказывает, что по сути их подразделение в то время выполняло роль штурмовиков. 

 

“Заезжали в Лисичанск. Там чистая трасса, промышленные какие-то домики, справа и слева. Были там пулеметные гнезда. Существенный бой был на этой заправке на Т-образном перекрестке. Там был блок-пост хороший. Были гранатометы, вооружение, снайперы. Прошли блок-пост, повернули к Центру занятости. Там уже был такой хороший бой. Пришлось вызывать даже танк. Это он развалил, пол стены вывалил. Мы там поработали, мы находились в домах слева, там двухэтажные сталинские дома, держали оборону. По этой, центральной улице, они сразу же стали отступать, прямо туда в сторону Донца на Лисичанск. Сначала они отступили до поворота, до Центра занятости, и дальше это были просто догонялки. За ними гнались, они благополучно ушли через — блокпост. Потом была задача не дать взорвать мост, потому что они хотели взорвать мост. Но не удалось. Это уже не наша заслуга, это работали вооруженные силы”, — вспоминает он. 

 

Военные в тот момент обеспечивали артиллерийскую поддержку, рассказывает “Доброволец”.

 

 

Фото korrespondent.net

 

“В то время у нас минометов не было. Кстати, первый миномет свой мы нашли именно там, на стекольном заводе. До этого мы были обычными штурмовиками, потому что минометов не было. Мы прошли обучение, а минометов в ВСУ не было. Мы их уже получили позже. Единственный, который нам достался как трофей, я с ним прошел Илловайск. Это был миномет российского производства, 2Б14”, — говорит мужчина. 

 

Добровольцы занимали стратегические здания, из которых сбежали боевики. Виталий Аверин вспоминает условия, в которых жили сепаратисты. 

 

“Мы закрепились в прокуратуре. В прокуратуре тоже там ужасно было, там нижнее белье женское было, мясо холодильниками забито, там бутылки от элитных коньяков, хеннеси были. В подвале в прокуратуре была комната пыток. Там, получаеться, цепь была. это не для собаки, это для людей, кровь была, и матрасик. Ну, там нашли книгу, фамилия имя отчество, идентификационный код, номер паспорта, кому автомат какой выдавали. Ну много там интересного нашли”, — говорит он.

 

“На фоне горя люди сплотились”

 

 

Фото liga.net

 

Война на Донбассе — это не только истории про героизм и самоотдачу добровольцев и волонтеров. Это и десятки, сотни историй человеколюбия. Татьяна вспоминает, что в то страшное время незнакомые до этого люди помогали друг другу. 

 

“На соседней улице жила женщина. Она служила в церкви. Была приветливая, но особо ни с кем из соседей не дружила, не общалась. Но именно она тогда не давала нам отчаяться. Она надела белый платок и ходила по дворам, спрашивала все ли живы. Позже мы договорились, что в перерывах между обстрелами мы будем выходить к воротам и писать на них, к примеру “Князевы 22 июля, 15:00. Живы”, — вспоминает женщина.

 

Было очень страшно, рассказывает Татьяна. Не было связи с родственниками, соседями. Единственный источник питьевой воды — колодец — простреливался. Было страшно идти туда. Хотя были и люди, которые ничего не боялись, и ходили в центр города проведать родственников. Но таких были единицы. 

 

“Я очень сильно испугалась, когда в соседний дом, метров 30 от нашего, попал снаряд. И дом загорелся. А мы знали, что соседи в этот момент, также, как и мы, сидели в подвале. Но они, слава Богу, остались живы. Потом еще на нас обижались, что мы не помогли им спасти их вещи из огня. Но они спасали свое имущество, а нам было страшно за свою жизнь”, — делится Татьяна.

 

“Мы их не видели. Но мы верили, что наконец-то все закончилось”

 

 

Фото Час Пик, иллюстративное 

 

Татьяна узнала, что ее город освобожден, уже на следующий день, в пятницу 25 июля. Из подвала они с мужем вышли, когда последние отголоски артиллерии затихли. 

 

“Я вышла на улицу. Была мертвая тишина. Даже собаки не лаяли. И тут мимо меня проехала военная машина с украинским флагом. Я просто начала плакать. Я не могла поверить в то, что мы остались живы, и что это все может закончиться”, — вспоминает она.

 

О том, что во время освобождения Лисичанска и некоторое время после в районе завода “Пролетарий” было безлюдно, рассказывает и “Доброволец”. 

 

“По Лисичанску я вообще не видел никого. Видел пару раз перебегающих женщин от дома к дому. Вообще ни с кем мы не общались. Ну вообще. Может кому-то повезло. Город казался вымершим. Электричества не было. Большинство людей спускались в подвалы, мы в подвалы не ходили. По двум причинам. Потому что понимали, что там могут быть гражданские, а их нечаянно можно было застрелить”, — говорит мужчина.

 

В первые дни добровольцы, полицейские, военные, волонтеры помогали лисичанам справиться с последствиями войны. Военные от своего генератора заряжали мобильные телефоны. Добровольцы развозили воду по дворам. Волонтеры везли целые машины хлеба из Северодонецка. Татьяна вспоминает, что многие ходили в страхе еще несколько дней. 

 

“Уже в субботу, 26 июля нас собрали на шахте “Мельникова” и сказали не нервничать, не переживать, все закончилось. Шахта снова заработала. Милиция, скорая, магазины… Люди снова закрылись в свои коконы. Но не дай Бог это все снова пережить, чтобы почувствовать поддержку посторонних людей”, — заканчивает историю она.

 

Наверх