Сантиметр за сантиметром: как Европа помогает Украине в разминировании

Источник:  v-variant.com.ua  /  15:31, 23 Апреля 2021

Вернуть безопасную жизнь

Защитить от угроз, информировать об опасностях, вернуть доступ к питьевой воде… Так международные организации помогают прифронтовым городам и поселкам выжить в шаге от боевых действий. Как партнеры из Дании делают Донбасс безопаснее — в материале “Восточного варианта”

По данным отчета Landmine Monitor 2020 Украина находится на третьем месте после Афганистана и Мали по количеству несчастных случаев, связанных с минами и взрывоопасными предметами. При этом смертельная угроза от мин — лишь верхушка айсберга. Загрязненные территории лишают детей безопасного детства, а взрослых — возможности вести хозяйство, чтобы обеспечить семью средствами к существованию.

К счастью, Украина не осталась один на один с этой проблемой. В нашей стране работает сразу несколько организаций, занимающихся разминированием территорий. Одна из них — Датский совет по делам беженцев — Датская группа по разминированию (DRC-DDG). Организация возобновила свою работу в Украине в 2014 году в ответ на гуманитарные нужды страны. И сейчас при финансовой поддержке Европейского Союза активно занимается разминированием территорий Донбасса.

«Восточный вариант» поговорил с представителями DRC-DDG, чтобы узнать, как они помогают сделать украинскую землю безопасной.

Вернуть безопасную жизнь

Разминирование, которым занимается DRC-DDG, принято называть гуманитарным. Это означает, что оно осуществляется не для военных целей, а для того, чтобы мирные граждане могли спокойно и безопасно жить на этой земле.

«Гуманитарное разминирование можно разделить на две части: первая — это обнаружение загрязненных территорий, а вторая — очищение территорий от всего того, что было обнаружено. Первый этап называется нетехническим обследованием территорий», — объясняет проектный менеджер DRC-DDG Ник Вовк.

мины донбасс

Деминер работает в поле, Мирная Долина, Луганская область / Фото: Александр Ратушняк, DRC-DDG

Точно назвать все загрязнённые взрывоопасными предметами территории не может никто, поэтому команды DRC-DDG по нетехническому обследованию помогают определять потенциально опасные территории или, наоборот, исключать земли, безопасность которых подтвердилась. За 2020 год в Луганской области специалисты организации высвободили 670 тысяч м² территорий, из которых 41 тысячу м² деминеры очистили вручную сантиметр за сантиметром.

Процесс очистки требует больших затрат на закупку оборудования и подготовку персонала. Эксперты ‎International Human Rights Community подсчитали, что если себестоимость одной мины приблизительно равна от 3 до 30 долларов, то на ее обезвреживание нужно потратить от 300 до 1000 долларов. В Хорватии на десятилетнюю программу по разминированию было выделено 550 миллионов евро, причем средства вкладывали международные доноры.

Год конфликта требует трех лет разминирования

Главный сапер одной из групп разминирования Олег Мельничук пришел в DRC-DDG в 2017 году. Как и все саперы, он прошел четырехнедельный тренинг, а затем вышел на работу в полевые условия.

Мужчина вспоминает: в свой первый рабочий день страха не чувствовал, было лишь небольшое волнение.

«У нас был очень хороший технический советник. И уже на тот момент мы прошли отличную подготовку и были уверены в том, что делаем. Мы знали, что наши действия, конечно, рискованные, но этот риск рассчитан. Мы знаем, что наш предыдущий шаг является страховкой в следующем шаге», — комментирует Олег Мельничук.

мины донбасс

Группа по разминированию DRC-DDG / Фото: DRC-DDG

Он объясняет, что разминирование — очень кропотливый и длительный процесс.

«Принято считать, что для того, чтобы разминировать или высвободить от взрывоопасных припасов территории после окончания конфликта, каждый год конфликта потребует около трех лет разминирования. Так что, несложно подсчитать, сколько лет потребуется на разминирование опасных территорий. Особенно учитывая, что на сегодняшний день конфликт еще не закончен», — говорит Олег.

В группах по разминированию работают украинцы, многие именно из Донецкой и Луганской областей. Большинство техники для разминирования закупается у европейских поставщиков.

мины донбасс

Деминер обозначает границы загрязненных полей в Камышевахе / Фото: Роман Керничный, DRC-DDG

Более опытные саперы, такие как Олег, затем тренируют новых саперов.

«Наши мощности растут, и мы набираем все новые и новые команды разминирования. В данный момент также проходит тренинг для саперов, по итогам которого будут сформированы три новые команды. В этом тренинге принимают участие как люди с уже имеющимся опытом работы в разминировании в других организациях, так и без опыта совсем», — рассказывает сапер.

мины донбасс

Елена — одна из женщин-деминеров, работающих в DRC-DDG, Мирная Долина, Луганская область / Фото: Александр Ратушняк, DRC-DDG

Олег особенно подчеркивает, что в группах деминеров на одном уровне работают как мужчины, так и женщины.

«Многие могут решить, что работа сапера — сугубо мужское дело, но это не так. В наших командах работают женщины наравне с мужчинами, девушки также возглавляют команды нетехнического обследования и одну из групп разминирования. Так что в борьбе с минной опасностью мы все равны», — считает главный сапер.

Информация — это защита

Разминирование — лишь часть большой работы, которую проводит DRC-DDG. В прошлом году при поддержке Европейского Союза организация создала онлайн-курс по информированию о взрывоопасных предметах. Ник Вовк говорит, что подобных инновационных курсов всего несколько в мире.

«Благодаря поддержке ЕС мы имеем возможность наращивать потенциал других организаций. И в прошлом году партнерская организация с неподконтрольной территории прошла тренинг, чтобы также осуществлять информирование о рисках взрывоопасных предметов», — комментирует Ник Вовк.

мины донбасс

Информирование о рисках мин и других взрывоопасных предметов в школах / Фото: Александр Ратушняк, DRC-DDG

Для информирования о минной опасности сотрудники DRC-DDG используют различные каналы коммуникации. Например, проводят так называемые быстрые сессии на КПВВ. Пока люди ждут своей очереди на проверку документов, они узнают основные правила минной безопасности. Так, считают в DRC-DDG, удается охватить сразу жителей подконтрольных и неподконтрольных территорий.

мины донбасс

Информационные быстрые сессии на КПВВ «Станица Луганская» / Фото: Александр Ратушняк, DRC-DDG

Большую роль в информировании о рисках взрывоопасных предметов играют информационные кампании — социальная реклама. Жители Донбасса неоднократно могли видеть ее по телевизору, на YouTube или слышать по радио.

«В наших кампаниях мы стараемся учитывать то, с какой целевой аудиторией мы коммуницируем, например, делать разбивку по возрасту. Для каждой целевой аудитории мы разрабатываем свои ключевые сообщения, которые транслируем. Мы понимаем, что дети от 6 до 12 лет и взрослые люди старше 18 лет не могут одинаково реагировать на одни и те же материалы», — объясняет Ник Вовк.

Чтобы определить, как лучше всего подавать информацию, специалисты DRC-DDG работают с фокус-группами. В одной из них участие принимали подростки, после чего созданная реклама распространялась в популярных среди молодежи социальных сетях.

От мин до чистой питьевой воды

Помимо смертельной угрозы, которую несут заминированные территории, они также становятся непригодными для земледелия и выпаса скота. А для многих людей, проживающих вблизи линии разграничения земельные участки — фактически единственный источник дохода. К тому же, в некоторых местах, загрязненные минами территории перекрывают доступ жителей к самому необходимому ресурсу — воде.

Так было в поселке Камышеваха в Луганской области, где проживает чуть больше трех тысяч человек. До разминирования местные жители имели ограниченный доступ к воде — по 15 минут четыре раза в сутки.

мины донбасс

Разрушенная скважина в Камышевахе, рядом — минные поля (2019 год) / Фото: Татьяна Вельшина, DRC-DDG

«Скважина с питьевой водой находилась среди заминированных полей и никто, кроме DRC-DDG не мог ее отремонтировать», — говорит Ник Вовк. Также скважина располагалась на территории организации, которая прекратила свое существование, поэтому были и юридические проблемы.

Поэтому сначала DRC-DDG решила юридические вопросы, затем разминировала территорию вблизи скважины, а потом привлекла бригаду для ремонта и очистки скважины.

мины донбасс

Открытие новой скважины в Камышевахе в 2020 году / Фото: Ник Вовк, DRC-DDG

Ник сам пил воду из этого источника.

«Глава Камышевахи потом сказал, что теперь вода в их поселке самая чистая во всем регионе и отвечает всем европейским стандартам», — вспоминает Ник. Сейчас у жителей Камышевахи есть круглосуточный доступ к питьевой воде.

После очищения территории вблизи Камышевахи от мин, DRC-DDG выдала гранты местным жителям, чтобы облегчить ведение сельского хозяйства.

мины донбасс

Благодаря гранту от DRC-DDG Татьяна смогла приобрести машину для тюкования сена (село Викторовка, возле Камышевахи). Фото: Владимир Малинка, DRC-DDG

«Так как у DRC-DDG есть 60-летний опыт работы за плечами не только в гуманитарном разминировании, но и в других сферах — в социальной защите, в юридической помощи, в раннем развитии, мы видим проблему комплексно. Часто бывает, что когда земля уже очищена и является безопасной, человек все равно не может на ней работать, как раньше. Возможно, не хватает средств. Возможно, начались какие-то проблемы с юридической точки зрения. Например, нужны какие-то документы для работы на этой земле», — объясняет Ник.

Он считает, что это хороший пример того, как Европейский Союз поддерживая гуманитарное разминирование улучшает жизнь людей на востоке Украины.

Заглядывая в будущее

В 2021 году DRC-DDG планирует обучить и снарядить еще четыре бригады по разминированию и, таким образом, их будет уже девять, а также обучить еще две команды по нетехническому обследованию территорий — их будет уже три.

Также организация нацелена на то, что освободить еще 800 тысяч м² от мин, а в перспективе до 2024 года должно быть освобождено уже 3 миллиона м².

Благодаря этим планам Украина в целом и жители Донбасса в частности чувствуют ту поддержку, которую нам оказывают наши европейские партнеры. Комплексный подход к решению проблем и помощь международного сообщества поможет Украине сделать так, чтобы последствия конфликта ощущались меньше и были преодолены как можно скорее.

Правила минной безопасности

Мины встречаются в местах, где раньше были блиндажи и окопы. Не стоит ходить там, где есть высокая трава, заброшенные здания, брошенная техника или погибший скот — все это может указывать на наличие взрывоопасных предметов поблизости. Далеко не все заминированные территории промаркированы специальными табличками.

Нельзя убирать знаки, информирующие о минной опасности, даже если вам кажется, что здесь уже безопасно. Из-за этого могут пострадать другие люди.

Если вы еще издалека замечаете странный незнакомый предмет, не приближайтесь и не старайтесь его обойти. По истечению времени взрывоопасные предметы могут поржаветь и выгореть на солнце и быть уже не такими заметными, но они все еще могут взорваться.

Если вы наткнулись на фугасную мину – остановитесь, не паникуйте, не двигайтесь, ждите помощи. Если вы на небезопасной территории или вы не уверены, что эта территория безопасна, остановитесь и не двигайтесь. Предупредите других, чтобы не подходили и попросите их вызвать ГСЧС (единый номер 101).

Если это не мина, а неразорвавшийся боеприпас, уйдите сами и отведите других людей как можно дальше от найденного предмета. На открытой местности или в лесу отходить желательно след в след, как вы пришли. Затем обратитесь в ГСЧС и сообщите о находке.

Если видите, как кто-то другой пострадал от взрывоопасного предмета, не приближайтесь к нему и не пытайтесь оказать первую помощь, рядом могут быть другие неразорвавшиеся снаряды. Вызовите «скорую» помощь (единый номер 103) и ГСЧС.

Больше информации о правилах безопасности можно найти на сайте stopmina.com

Наверх