«Родился в рубашке», — часто говорят о спасенных пациентах Ярослава Левченко. ФОТО

Источник:  sprotyv.info  /  11:32, 9 Июня 2017

Военврач Левченко: «Кровь переливали напрямую. В пыли, в темноте лежали бойцы, соединенные катетерами».

«Родился в рубашке», — часто говорят о спасенных пациентах Ярослава Левченко. И если бы не врачебное мастерство и уверенность в его действиях, вряд ли «рубашка» помогла бы...

— Два сантиметра до сердца! Еще один рожденный в «рубашке»...

— Это же надо! Пуля насквозь пробила плечо бойцу и вошла в бок его побратима, в область сердца!

— Ничего, будут жить. Оба! Ну что, достаем?

— Отдадим им на память, будет у них талисман

Летом 2014 года в развернутом в Авдеевке медпункте, а точнее — в крохотной, оборудованной дорогой медицинской техникой комнатке, кипит работа: после боя за шахту «Бутовка» привезли одновременно шестнадцать «трьохсотых». Двух пациентов, раненных одной пулей, не считают тяжелыми, у трех других — ситуация критичнее. На улице — взрывы и стрельба, а в импровизированном медпункте все стараются говорить как можно тише. Здесь ведутся особые бои — за жизни. Электричества нет: топливо в генераторах закончилось, спасают фонарики, и в них тоже вот-вот сядут батарейки.

— Хорошо, что свечей у нас достаточно, — говорит коллеге фронтовой медик Ярослав Левченко, ныне Народный герой Украины.

Он уже вторые сутки не спит. Только лег, как раздался звонок: «Док! Везут раненых!» И кого интересует, отдохнул он или нет. Своей очереди ждет боец с ранением головы. Шансов немного, но по уверенным движениям медиков становится понятно, что выживет и он. Взвешенные профессиональные действия, минимум слов, понимание с полуслова... Все спасены! Теперь можно и отдохнуть. А надолго ли?

Ярослав демонстрирует фотографии, сделанные в тот день. На одной из них пуля, которую медики достали из груди воина. Медик рассказывает, что в такой ситуации труднее определить, кому первому оказывать помощь.

— Если начать спасать самых тяжелых раненых, то существует вероятность потерять тех, что были относительно легкими. Достаточно быстро пациент, которого считали легким, может перейти в разряд тяжелых. Здесь нужна изрядная уравновешенность. Своего апофеоза медицинская сортировка достигла, когда мы в 2014 году были в окружении в Шахтерске. Тогда раненые, которым уже оказали помощь, лежали в окопах. Тяжелые, но с шансом выжить, даже ночью были рядом с медиками. Страдания тяжелораненых старались облегчить сильными обезболивающими. Поэтому надо было сконцентрировать все силы на тех, кто имел реальный шанс выжить. На психику давила информационная блокада: о боевой обстановке вокруг мы почти ничего не знали, а в окопе — куча раненых, и вывезти их не можешь... У одного из бойцов была так называемая контузия легких: его ударило взрывной волной. Бойца можно было бы спасти, если бы имелось реанимационное оборудование, кислород... А так он промучился три дня и умер у меня на руках. Это одно из самых страшных фронтовых воспоминаний.

Он боролся за раненых так рьяно, что выживали даже те, кто, казалось, не имел никаких шансов.

— Помню солдата с осколком в бедре и перебитой артерией. Добраться до сосуда, чтобы ее перекрыть, было невозможно, потому что слишком глубоко в тканях он лежал. Кровопотеря просто критическая. Наложили жгут, но к утру раненого никто не смог эвакуировать. Ногу, перетянутую жгутом более шести часов, чаще всего ампутируют. Да и из-за потери крови боец слабел просто на глазах. В документах нашли сведения о группе крови: четвертая с отрицательным резусом. Вот незадача! Такая кровь по статистике лишь у 1% населения. И все же бросили клич, надеясь на чудо. Оказалось, что четверо ребят имеют такую же группу. Решили переливать кровь напрямую. Это надо было видеть. В пыли, в темноте лежали бойцы, соединенные катетерами. Рисковали страшно. Боец выжил! А главное — ногу сохранили!

«Родился в рубашке», — часто говорят о спасенных пациентах Ярослава Левченко. Но если бы не врачебное мастерство и уверенность в его действиях, вряд ли «рубашка» помогла бы.

P. S. После демобилизации Ярослав Левченко работал в проектном офисе Министерства обороны. Он подготовил проект по совершенствованию медицинской эвакуации и очень надеется, что эта его работа ляжет в основу руководящих документов. А с недавних пор он работает в международной компании, делится боевым опытом с иностранными коллегами, ведь ему действительно есть что рассказать...

Анастасия ОЛЕХНОВИЧ, «Народна армія»

Наверх