О жизни за линией фронта: о том, как все начиналось, чем закончилось и можно ли еще что-то изменить

Источник:  sprotyv.info  /  11:02, 5 Апреля 2021

Украина исчезла из школьных учебников «ЛНР»: письмо жительницы Луганска

Женщина, которая все годы войны живет в оккупированном Луганске, рассказывает о жизни за линией фронта: о том, как все начиналось, чем закончилось и можно ли еще что-то изменить. Ее письмо публикует издание «Главком».

О среднем образовании в «республике» можно рассказать всего в нескольких словах: оно обязательно, оно условно бесплатно и оно осуществляется полностью по российским стандартам. Если подробнее, в каждом из этих пунктов будут свои оговорки, как и в любой истории о стране, название которой пишется в кавычках.

Условно бесплатно

Начнем с того, что среднее образование, как и медицина, в «республике» осуществляются на безоплатной основе. Но даже зная это очень четко, попробуйте-как вы вылечить бесплатно зуб (руку, ногу или что-то ещё). То есть все знают, что медицина и образование, как в СССР, в «республике» бесплатны, но при этом все также знают о тех самых кавычках, без которых это выражение не имеет никакой силы. Все учебные заведения среднего звена делятся на престижные и для среднего класса. К первым относятся языковые гимназии, модные школы в центре «столицы» с репутацией элитных и математическая первая школа. В этих школах ребенку дают будущее. За 11 лет школы с него снимут семь шкур, он оставит там здоровье, а его родители кучу денег на репетиторов, но он выйдет оттуда с такой прочной базой знаний, что всем будет ясно, что «республика» уже не его уровень.

В таких школах учат. Часто учат действительно глубоко и часто эта глубина дается за счет других дисциплин. Так, из 30-й и 36-й школ выходят исключительно лингвистами, которые никак не тянут точные науки, но именно два иностранных языка дают возможность зарабатывать ребенку первые деньги репетиторством уже с девятого класса, дальше – больше. Выпускники этих школ формально получают высшее образование, но часто (читай: почти всегда) их кормит всю жизнь именно их школьный английский, которому их учили с первого класса лингвистической гимназии. Первая математическая школа учит программированию и математике, но вся филологическая линейка дисциплин там слабая, но туда и идут не за языками.

За имя таких школ и репутацию нужно платить. Стоит это в диапазоне от 150 до 300 рублей в месяц на фонды и нужды образовательно процесса. Сверх этого родители сдают на тетради, книги, подарки учителям, ремонты и покупки техники в школу и класс. Здесь первое отличие от простой средней школой – там покупки такого рода выносятся на обсуждение всего класса, и родители могут отказаться сдавать деньги на что-то под предлогом все того же бесплатного образовательного процесса. В школах с именем варианта не сдавать деньги нет, это очень тонкая грань. Родители понимают, что всегда могут потерять место в этой школе, да и есть такое понятие как престиж.

Отказаться сдавать деньги означает признать себя несостоятельным на фоне остальных, а это тоже о моде и определённом контингенте учащихся и их родителей. В самых обычных школам имени кого-то там из новых просто учат. И программы будто те же, но все как-то мельче и проще. Акцент там на то, чтобы удержать ребенка в учебном заведении положенное время, занять его и выпустить после уроков без бремени дел для его родителей. В таких школах много танцуют, делают поделки и организуют праздники, там нет такого сумасшедшего прессинга оценок как в элитных школах и нет такой битвы за успеваемость. Не факт, что будущее выпускников этих школ только ПТУ и рабочие профессии. Очень часто родители просто хотят продлить ребенку детство и отдают его в такую вот ближайшую школу по соседству, где он будет присмотрен и накормлен, научится писать и считать, а местные вузы при вечном недоборе абитуриентов даже с таким уровнем знаний ребенка возьмут. Хотя есть в этом и довоенный негласный рейтинг разделения на богатых и бедных, успешных и простых. Первые учатся в модных школах, вторые в тех, что ближе к дому.

По российским стандартам

И здесь тоже можно было бы поставить точку, потому что это весьма емкая характеристика всего, что сейчас происходит. От украинских программ в средней школе не осталось ни-че-го. Ни намека. Раньше учителя пользовалась украинскими учебниками и просили родителей покупать украинские прописи – они были лучшими, но после громких разоблачений, когда показательно преследовали за украинские книги на полках, весь этот учительский стартап прекратился. Все, что есть сейчас в местной школе – оно про Россию. Программы, учебники, рабочие тетради. В книгах по окружающему миру первого класса нет ни малейшего упоминания об Украине, но мы найдем там о народах севера (таких близких нам, вероятно). Задания подготовить рассказ о своей стране, ее флаге и прочих символах государственности смущают – о чем говорить, если страна не признана?

Таких вот перекосов много во всем. И ещё одно весьма тонкое наблюдение – современная школьная программа настолько интенсивная, что она полностью лишает ребенка детства сразу же, с первого класса. И это тоже странные ножницы – до школы ребенок мог уметь уже читать и писать, и это было похвально, но начиная с первого класса для похвалы нужно уметь куда больше – готовить проекты, при чем весьма нехилые, рассчитанные на использование компьютерной техники и помощи взрослых.

Это норма нового среднего образования – проектная деятельность учащегося все 11 лет обучения. Уровень проектов от рисунка и текста в первом классе усложняется по мере взросления. Это и некие социологические исследования с опросами и всей присущей им выкладкой и списком использованной литературы. Ребенок, если будет делать все из заданного, тратит на это буквально все свое внешкольное время до глубокой ночи. Парадокс в том, куда деваются после школы выпускники с таким глубоким уровнем знаний? И ответ чаще всего только один – они уезжают туда, где смогут найти применение всему багажу своих знаний.

Школа для неудачников

Это тоже такой интересный критерий об образовании из области мифов. Школьный учитель вполне успешно поддерживает в родителях уверенность в том, что в школу идут только увлеченные профессией люди, искренние и влюблённые в свое дело, отчего чаще всего они бедные. И именно от этого они не гнушаются браться за целую линейку платных услуг, чего не было никогда раньше. Учитель готов за дополнительную плату в 150 рублей в час доучивать ребенка после уроков, делать с ним домашнее и даже заводить домой или на кружки. Учитель работает в плотном тандеме с родителями, не гнушаясь ничем – ни продуктовой помощью, ни подарками в конвертах.

Песня о том, что «с такой зарплатой я уволюсь хоть завтра» и «дешевле сидеть дома» пугает родителей, и учителя стимулируют конвертами не уходить. Стало традицией дарить не подарки, а деньги ко всем праздникам. Учитель просит не дарить ему пышных букетов – «республика» борется с коррупцией, но принимает любые подношения как от родителей, так и от всего класса. Признак хорошего тона в модных школах поздравлять всю линейку администрации школы – от учителя до директора школы конвертами от всего класса. Продуманный учитель в тесном тандеме с родительским комитетом класса никогда не будет голодать. За счет класса при правильном подходе проживет вся семья учителя – это и альбомы с фотографиями класса, это и экскурсии, и торговля тетрадями.

Наверх