Наш Дим Димыч

Источник:  sprotyv.info  /  13:44, 3 Августа 2017

Он родился и вырос в Запорожье - городе казацкой славы, история которого берет свое начало с военного поселения Хортица. А когда в 2014-м началась война, он без колебаний добровольцем ушел в батальон территориальной обороны «Хортица» (был назначен командиром роты), в составе которого участвовал в освобождении от пророссийских наемников Мариуполя, Павлополя, Пищевика

В январе 2015 года на командном пункте одного из наших батальонов вблизи Мариуполя обратил внимание на мужчину, который, несмотря на сильный мороз, был одет в легкую куртку и без головного убора стоял в группе командиров рот. Он о чем-то рассказывал офицерам, как оказалось, говорил о серьезных и важных вещах, но делал это как-то спокойно и уверенно.

Дим Димыч - так подполковника Дмитрия Г. называет подавляющее большинство его друзей и сослуживцев. Он родился и вырос в Запорожье - городе казацкой славы, история которого берет свое начало с военного поселения Хортица. Он рос в атмосфере казацкого духа, а по окончании школы поступил в военное училище. Проходил армейскую службу в различных частях Вооруженных Сил Украины, со временем уволился в запас и принимал активное участие в военно-патриотическом воспитании молодежи. А когда в 2014-м началась война, он без колебаний добровольцем ушел в батальон территориальной обороны «Хортица» (был назначен командиром роты), в составе которого участвовал в освобождении от пророссийских наемников Мариуполя, Павлополя, Пищевика.

- В августе, после того, как российские танки ворвались в Новоазовск и возникла прямая угроза захвата Мариуполя, нашему батальону пришлось выдвигаться навстречу регулярным российским частям и ставить заслон на пути их наступления на город, - вспоминает офицер.

Подполковник Г. задумался, вздохнул, словно снова вернулся в жаркое и трагическое лето 2014-го.

- Не хватало техники, людей... Когда подошли к поселку Безымянное, попали под плотный обстрел российской артиллерии. В нашу сторону летели мины, снаряды, ракеты из установок «Град». Причем огонь велся и с территории России. Не имея серьезной поддержки, мы отошли к Коминтерново, расположенного всего в 15 км от Мариуполя. Решили там закрепиться, восстановить силы и достойно встретить врага. Во время отхода мы потеряли много людей, поэтому бой приняли группой только из 12 бойцов. Не было связи, подкрепления, заканчивались боеприпасы... Поймал себя на мысли, что вряд ли останусь жив. Мы, буквально вгрызаясь в каждый клочок земли, дали врагу бой, который длился девять часов. Противник явно не ожидал от нас такого сопротивления. Когда наконец поступила команда об отходе на запасные позиции, я чувствовал, что силы почти покинули меня, - так вспоминает свое первое серьезное боевое крещение командир батальона одной из омбр Дмитрий Г., который за тот бой вблизи Коминтерново получил орден Богдана Хмельницкого.

Так совпало, что мой первый выезд в батальон, которым командовал тогда еще майор Дмитрий Г., пришелся на время, когда подчиненное ему подразделение заняло новые позиции в Павлополе и Гнутово. Когда мы в сопровождении заместителя комбата прибыли на одну из позиций, бойцы активно «вгрызались» в землю. Они уже обустроили блиндаж, соединяли окопы ходами сообщения. Грунт был тяжелый, приходилось долбить его кирками. Буквально за несколько дней батальон продвинулся вперед на несколько километров. Не успели мы ознакомиться с обстановкой, как внезапно начался бой. Первыми тишину разорвали выстрелы снайпера. Пули просвистели над головами бойцов, затем раздались пулеметные очереди, а после этого прилетело несколько гранат из подствольника. Все быстро прекратили работу и взяли в руки оружие. Расстояние до ближайших позиций оккупантов составляло чуть более 300 метров. Так что наш огонь из стрелкового оружия был достаточно эффективен. Видимо, захватчики решили вызвать помощь, потому что через полчаса после начала боя мы услышали минометные «выходы», и первые мины упали с незначительным «недолетом» перед нашими траншеями. Начался длительный минометный обстрел. Несколько снарядов упали рядом с блиндажом. К счастью, потерь среди нас не было, хотя двое солдат все же получили легкие контузии. Однако наша группа, в составе которой были гражданские журналисты, не могла оставить позицию. Вражеские снайперы расположились на обоих флангах наших позиций и вели прицельный перекрестный огонь под прикрытием пулеметов и гранатометов. Командир ВОПа вышел на связь с комбатом и доложил ему обстановку. Нам было предложено оставаться на месте и ждать помощи. Каким же было мое удивление, когда через непродолжительное время на позицию с группой бойцов подкрепления прибыл сам Дим Димыч.

Он поставил задачу гранатометчикам подавить активность снайперов. Поскольку все старались не высовываться из окопов из-за плотного огня, отправил несколько человек на запасные позиции для выявления огневых точек противника. А сам, спрятавшись за укрытием, бил гранатами из подствольника в направлении снайперских позиций. Причем делал это так уверенно и быстро, что казалось, как будто огонь ведет не один человек, а подразделение. Наконец вражеские снайперы замолчали, но вместо них со стороны российских оккупантов начала работать «бэха». Она выезжала на холм, давала несколько очередей из автоматического орудия и пряталась. Дим Димыч занял позицию у СПГ и сам навел прицел на место, откуда вела огонь вражеская «бэха». Во время очередного ее появления раздался выстрел, и граната четко врезалась в корму вражеской брони. «Бэха» даже не доехала на исходный рубеж. После попадания в нее гранаты она покрылась дымом и стала отползать, но вскоре заглохла и остановилась. Комбат дал команду о переводе огня на нее. Бойцы из крупнокалиберных пулеметов, гранатометов и стрелкового оружия накрыли весь участок, где находилась боевая машина. Уже через полчаса боевики запросили режим тишины, чтобы забрать своих «300-х», а ближе к вечеру оттащили поврежденную БМП.

В том бою Дим Димыч поразил меня своей невероятной уверенностью и хладнокровием. Его спокойствие передавалось другим бойцам. Казалось, что он заранее знал, как действовать в ситуации.

Сейчас за плечами Дим Димыча уже три года войны. После досрочного получения звания подполковника Дмитрий Г. поступил на заочное обучение в Национальный университет обороны Украины. Его боевой опыт, приобретенный в ходе боевых действий на Донбассе, здорово помогает в учебе.

А недавно подразделение подполковника Г. снова прошло испытание огнем. В течение 33 дней батальон выполнял боевые задачи в районе Авдеевки. Для него и его подчиненных это был тяжелый, изнурительный месяц настоящей мужской работы. Прискорбно, но не все бойцы батальона вернулись из той опасной месячной командировки: двое из них погибли. Там, в 50 метрах от позиций российских оккупантов, украинские воины ежедневно, рискуя своими жизнями, вели ожесточенные позиционные бои и эффективно противодействовали прорывам диверсионно-разведывательных групп российских террористов. И снова, как в том первом бою под Коминтерново в 2014-м, комбат Г. не прятался за спинами подчиненных, а был в первых рядах защитников.

Александр КИНДСФАТЕР, «Народна армія»

Наверх