Люди АТО

Источник:  sprotyv.info  /  13:34, 12 Октября 2017

Компьютерщик с Киевщины командует танковым взводом

По-юношески худощавый танкист что-то строго втолковывал двум бойцам в черных комбинезонах — танкисты готовили технику к эксплуатации зимой. Когда же я увидел его вблизи, меня поразили его глаза. Это были глаза не юноши, а солдата, который видел смерть побратимов, поражения и победы.

...Он лежал на берегу неширокой реки Миус, вжимаясь в землю. Грохот взрывов, свист осколков снарядов, комья земли... Лето 2014-го было жарким во всех смыслах. Очередной «карандаш» российского «Града» попал в реку. На Сашу плеснуло водой... Это был последний взрыв из пакета. Россияне методично накрывали украинских бойцов из-за границы. Он медленно поднялся. Из воды торчали колеса ЗИЛ-131, упавшего с переправы. Были слышны стоны раненых, команды офицеров. Подразделения 72-й бригады с боями отступали от линии государственной границы

Александр Бирич родился в Белой Церкви, там же окончил школу. Потом учился в Харьковском авиационном институте имени Н. Е. Жуковского. 2010 года стал инженером, специалистом по компьютерным системам и сетям. Вернулся домой, работал по специальности, но с началом Революции достоинства понял, что офисная работа не для него. Его профессиональная жизнь резко изменилась в конце февраля 2014 года, когда увидел в новостях «зеленых человечков» в Крыму. На следующий день после работы он пошел с военным билетом в военкомат. Там пообещали, что скоро вызовут. Через две недели в дверь уютной квартиры Александра постучал представитель военкомата. На следующее утро его вместе с другими добровольцами отправили на военную переподготовку.

Но пройти полный курс обучения не удалось — была объявлена первая волна мобилизации. Александра направили в артдивизион 72-й бригады.

В июне 2014 года на Востоке страны стало очень жарко — шли бои вокруг Снежного, Амвросиевки, на Саур-Могиле, возле Зеленополья, Краснодона и Изварино.

В начале июля, когда украинские войска, освобождая родную землю от российских наемников, вышли к государственной границе, с территории России их начали обстреливать из тяжелой ствольной и реактивной артиллерии.

Как вспоминает Бирич, на рассвете заметили ракеты, как фейерверки. «Смотри, — говорю товарищу, что был со мной на наблюдательном пункте, — в России кто-то празднует свадьбу!» А он повернул голову, посмотрел и определил: «Какая свадьба, это «карандаши» «Градов» летят!»

72-я бригада понесла тогда тяжелые потери, а впоследствии попала в окружение. Самолет, доставлявший воду, боекомплект, продовольствие, был сбит. Один из дней лета 2014-го Александр запомнил как второй день рождения.

Ближе к 12 часам россияне традиционно закончили свои «упражнения», наступила тишина. Для уверенности Саша посидел еще некоторое время возле блиндажа, а потом решил пойти к медикам за лекарствами для товарищей. Ради безопасности нужно было обходить поле подсолнухов вдоль лесополосы, то есть буквой «П». Там на случай обстрела были вырыты траншеи. Но он, уверенный, что стрелять не будут, пошел напрямик. Ближе к середине поля стояли наши неисправные пушки и чучела в кителях и касках, чтобы введенный в заблуждение враг стрелял не по лесополосе, где на самом деле были оборонительные позиции, а по полю с их имитацией.

— Прохожу технику, дальше метров 150. Слышу — кричат: «В окопы! «Грады!» Я понимаю, что уже никуда не успею, падаю на землю, бросаю автомат на спину — может, спасет от осколков, чтобы не перебили позвоночник, лежу и молюсь. Прилетают ракеты, в шахматном порядке разрываются, ближайшая — шагов за 20. Меня подбросило, и я услышал стон земли. Молился неистово. Потом, пошатываясь, встал, отряхнулся и пошел к медикам. Они видят, что руки трясутся, а я весь грязный, в земле. Спросили, выпью ли. Согласился. Полстакана спирта принял, но меня чуть взяло. Нужные медпрепараты — в карман и снова к своим, но уже в обход, — рассказывает Бирич.

В те дни произошло настоящее чудо.

— Еще когда я ходил в школу, мне приснилось, что я где-то воюю, бегаю с автоматом. И вот будто я сижу на ящике из-под снарядов на краю лесополосы, наблюдаю за горизонтом. Начинается артиллерийский обстрел, я срываюсь и бегу. Впереди два окопа, справа ближе, слева — где-то метров на 20. Я запрыгиваю в тот, что ближе. Сижу, тут прямо в окоп попадает снаряд. И я проснулся, — вспоминает Александр. — И вот август 2014 года, бои под Краснодоном. Такая же обстановка, лесополоса, меня командир взвода посадил на ящик и дал бинокль — наблюдать за врагом, в случае опасности всех оповестить. Сижу я, ребята выкопали правый окоп, копают левый. Враг нас обошел с правого фланга, начал бить по нашим позициям из артиллерии. Я кричу: «Все в окопы!» и бегу, а мне на ходу вспоминается тот сон. Ситуация идентичная, и я решил бежать к левому окопу. Обстрел закончился минут за 45. Вылезаю из окопа, смотрю, что же там? Все как во сне: вражеский снаряд угодил точно в окоп! До сих пор понять не могу, что это было? Дежавю, альтернативная реальность или предостережение свыше? Что бы то ни было, но моя вера в Господа Христа укрепилась невероятно.

Потом был прорыв из окружения. Выходили в составе 2-го батальона майора Михаила Драпатого от Изварино вместе со спецназовцами из 3-го полка и пограничниками. На переправе через Миус их поджидали россияне и донецкие сепаратисты. Мариновку проехали трудно, прибыли на окраину Степановки. Там — бой, впереди — блокпост боевиков. Пара наших БМП и БТР за 15-20 минут раздолбали его. Колонны пошли дальше. И тут в БТР-80 влетел снаряд. Рвануло так, что его полностью охватило пламя, а парни, сидевшие сзади, разлетелись на куски.

Потом были Саур-Могила, прорыв с боем через Амвросиевку. Александр из-за минно-взрывной травми оказался в госпитале.

13 марта 2015 года первую волну демобилизовали. Почти год Саша проходил реабилитацию в специализированных центрах Киева и Белой Церкви. Весной 2016 года он снова пошел в армию, подписал контракт. В сентябре 2016 получил звание младшего сержанта, тогда же попросился в танкисты. Вскоре стал командиром Т-64.

В августе после офицерских курсов в Национальной академии сухопутных войск им. П. Сагайдачного и присвоения звания «младший лейтенант» он вернулся в 72-ю бригаду командиром танкового взвода.

На вопрос, почему решил начать карьеру военного, отойти от компьютера, Александр ответил: «Не могу смотреть, как многие мужчины прячутся за женскими юбками. Война ведь продолжается, за нашу государственность, наше будущее надо бороться...»

Александр ШУЛЬМАН, «Народная армия»

   
Наверх