Грязные «бомбы» Донбасса

Источник:  flot2017.com  /  10:12, 29 Июля 2021

Подземная бомба «Кливаж»: какая угроза нависла над Азовским морем

Вице-премьер-министр — министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, Алексей Резников заявил об экологической угрозе, которую представляют собой некоторые шахты Донецкой области, оказавшиеся под контролем оккупантов. Наибольшее беспокойство вызывает угольная шахта «Юный коммунар» у города Юнокоммунаровск (Бунге) Донецкой области, где находится «Объект Кливаж». Здесь еще в советские времена был произведен подземный ядерный взрыв. С тех пор «Кливаж» требует постоянной откачки подземных вод. Однако после того, как Юнокоммунаровск оказался под контролем боевиков террористической «ДНР», откачка вод прекратилась. Это создает радиационную опасность не только для окрестных рек, но и для Азовского моря, куда они впадают. Степень опасности выяснял «Флот 2017».

«Объект Кливаж»

Законсервированная угольная шахта «Юный коммунар» («Юнком») у города Юнокоммунаровск (Бунге) Донецкой области примечательна тем, что тут в 1979 году, на глубине 903 метра, советские ученые устроили подземный ядерный взрыв мощностью в 300 тонн тротила (эквивалент 15 бомб, сброшенных на Хиросиму). Этот эксперимент был проведен не в интересах военных – просто какая-то «светлая голова» решила избавить угольные пласты от излишков газа и решить таким образом старую донбасскую проблему – образование метана и его последующие взрывы, очень часто приводившие к гибели шахтеров.

Однако эксперимент оказался неудачным. Образовавшуюся радиоактивную полость радиусом в 5–6 метров намертво закупорили, нагнав туда жидкое стекло. Получившееся в результате стекловидное тело, получило название «Объект Кливаж», и за ним постоянно следили. По крайней мере, отслеживали радиологическую ситуацию. Понятно, что все это происходило в условиях строжайшей секретности – первые сведения об эксперименте появились в открытой печати только в 1990 году.

Параллельно на шахте продолжалась добыча угля. И вот в 2002 году шахта «Юнком» была закрыта как неперспективная. Однако откачка подземных вод для недопущения затопления места взрыва продолжалась. Это были огромные объемы воды – 4,4 млн кубометров в год. Обслуживание «Объекта Кливаж» влетало государственному бюджету в копеечку. По самым скромным подсчетам, откачка обходилась украинским налогоплательщикам до 30 млн грн в год (в ценах 2012 года это $6 млн).

Заброшенная шахта «Юнком»

Ситуация начала ухудшаться после 2014 года. Юнокоммунаровск оказался под контролем боевиков, но средств, необходимых для постоянной откачки воды, у оккупационной «администрации», естественно, не оказалось. До 2018 года персонал шахты кое как еще откачивал воду, работая практически на чистом энтузиазме. Электроэнергия была бесплатной, а рабочие получали либо минимальные деньги, либо вообще продуктовые наборы (которые присылала Россия и многочисленные международные благотворительные организации).

А вот после 2018 года откачка опасных вод прекратилась и начались настоящие проблемы. Возникли они не столько перед оккупационными «властями», сколько перед государством Украина. Экологи только теоретически могут просчитать последствия прекращения откачки подземных вод с шахты «Юнком» – у международных специалистов доступа туда, конечно же, нет. Однако все они сходятся во мнении, что подземные воды уже должны были достичь критического уровня реки Булавинки. Следующий этап — это появление размывных грунтов и фактический уход под землю всего Юнокоммунаровска. Затем агрессивной шахтной водой будет разрушен сам «Объект Кливаж» и 100 тонн твердых радиоактивных отходов, а также 500 кубов сильно загрязненных подземных вод хлынут в Булавинку. Дальше – еще хуже. Река омывает шлакоотстойник Енакиевского металлургического завода, и при повышении уровня воды его просто снесет. И вся эта крайне опасная радиоактивная жижа ринется к Азовскому морю.

В результате уровень радиоактивного загрязнения Азовского моря, омывающего берега Украины и России, превысит норму в сотни раз, а Чернобыль может показаться просто детским лепетом.

В сложившихся военно-политических условиях, Украина не в состоянии повлиять на экологическую ситуацию на временно оккупированной части Донбасса. Мы можем лишь апеллировать к ОБСЕ и другим международным организациям. В то же время ОБСЕ не имеет ни оборудования, ни специалистов, пригодных для проведения даже элементарного контроля радиационного фона в районе того же Юнокоммунаровска.

Схема «Объекта Кливаж»

Грязные «бомбы» Донбасса

На временно оккупированных территориях есть еще, как минимум, две подобные радиоактивные бомбы. Причем одна из них находится практически в черте города Донецка – это известный каждому дончанину Казенный завод химических изделий. Очень немногие знают, что в советское время это был военный завод №1, в шахтах которого с 1963 года велось захоронение радиоактивных отходов. В каком состоянии они находятся сейчас — не знает никто.

Известно, что с 1991 года на заводе велась утилизация просроченных боеприпасов. За время войны на Донбассе на территории было отмечено, как минимум, пять фактов подрыва чего-то мощного, причем каждый раз над ним поднимался огромный «ядерный гриб». Что взрывали – непонятно до сих пор.

Есть вполне правдоподобная версия, что оккупанты использовали ангары завода для хранения боеприпасов и время от времени туда либо прилетали «подарки» с нашей стороны, либо кто-то нарушал правила техники безопасности.

Еще одна потенциальная «бомба» находится в пределах другого крупного города, который контролируют оккупационные «власти». Речь идет о Горловке. Тут в 2001 году было закрыто одно из крупнейших оборонных предприятий СССР – Горловский казенный химический завод, и началась программа по утилизации высокотоксичных отходов, которые скопились на его территории.

По состоянию на 2013 год, программа не была выполнена полностью и там оставались два временных могильника с таким ядовитым веществом, как мононитрохлорбензол. Естественно, что в условиях недофинансирования вряд ли кто-то в «ДНР» проверяет, в каком состоянии находятся эти могильники сейчас и какую опасность они могут представлять.

Уже сегодня можно говорить о том, что после завершения боевых действий и деоккупации ОРДЛО, ликвидация последствий разворачивающейся экологической катастрофы на временно оккупированной территории Донецкой и Луганской областей может занять несколько десятилетий. Но этот вопрос нужно поднимать на международном уровне уже сейчас.

Михаил Жирохов

Наверх